November 7th, 2013

Эволюция в Ариэле

Задним числом об эволюции.
Вообще-то, в этом истерическом споре, правильно или неправильно преподают эволюцию в Ариэле, никого не волнует биологический аспект темы, потому что если бы речь шла о биологии, то ее преподавал бы доктор биологии, а не философии.
А коли так, то пять копеек.
Для тех, кто в курсе, напоминаю, что «причин сущего четыре: 1) субстанция, 2) форма, 3) создатель и 4) цель». Если речь идет об эволюции, то
(1) Субстанция – «живые существа» в самом общем смысле – от вируса до человека, хотя те, кто не биологи, эволюцию растений обычно не обсуждают. Здесь нам обсуждать нечего.
(2) Форма – определение биологического вида дело мрачное, и собственно те, кто не биологи, не обсуждают растения именно потому, что для не ботаников определение вида растений выглядит безмерно размытым.
(3) Создатель – это вообще редкостной прелести тема в рамках эволюции. Так как речь идет о Науке, то создателем может быть только Природа, потому что Создатель в смысле Бог а) не является темой Науки, б) Ответ с привлечением Бога не является научным в смысле критериев Попера. В этом смысле обсуждать, как согласуется с религией эволюционная теория, которая по определению является ответом на задачу: «как возникло многообразие видов без участия Бога?», довольно странно, если не сказать дико.
(4) Так как исходно эволюционная теория возникла как разворачивание дерева Линнея на время, то с самого начала она унаследовала от Линнея эволюцию от низшего к высшему. Но говорить «от высшего к низшему» без телеологической причины, то есть без «цели» совершенно бессмысленно, точно так же как нельзя говорить о прогрессе, если цель не определена. Можно говорить только об изменчивости. Иными словами, вообще-то для эволюции вам понадобится хотя бы гегелевский Мировой Разум, что опять таки к Науке не имеет отношения.
Вообще-то, возвращаясь к прошлому, напоминаю, что Дарвин положил в основу своей эволюционной теории два гегелевских принципа: Мировой разум, что как мы сказали нам не интересно, и «закон о переходе количества в качество». Набор количественных изменений по Дарвину происходит через сочетание гауссового разнообразия, вершина которого с помощью естественного отбора медленно переползает в ту или другую сторону и, в конце концов, наступает точка бифуркации, и вот короткошеяя Пражирафа, отрастив безмерную шею, становится Жирафой. Данная позиция не проходит по двум причинам. Во-первых, по причине, указанной еще в начале ХХ в.: кто вам сказал, что здесь была точка бифуркации, и с чего вы решили, что Жирафа это новый вид Пражирафы? Все это не более чем изменчивость, которая позволила Жирафе сохраниться! И при чем здесь появление новых видов? Вторая причина чисто статистическая – на переползание гауссовой кривой нужно слишком много времени. ХХ век заменил механизм плавного переползания Дарвина на мутации, сохранив «переход количества в качество». Вообще-то от этого стало не намного легче. Потому что, во-первых, нужно хорошее определение слова «мутация». Хотя бы потому, что плавное удлинение генетической меланиновой цепочки с полной выработкой меланина в конце можно считать мутацией, а можно считать тем же перепозанием гауссовой кривой, которой вы дали генетическое объяснение. Надежда была и есть на такие мутации, которые будут сразу бифуркацией. Это, очевидно, не проходит по причинам того, что если перед нами мутант другого вида, то по старому определению вида, у него не будет потомства. Нужны какие-то цепочки мутаций, чтобы растянуть всю эту историю, но тогда у нас останется та же проблема «перехода количества в качество».
На самом деле здесь происходит полный анекдот. Под старым добрым названием «теория эволюции» нам стали преподносить теорию революции. Эволюционный процесс оставили для сохранения строго вида путем изменчивости, как скажем умножение глазков на хвосте павлина. Но исходный вопрос, для которого городили весь этот огород: «Откуда взялось многообразие видов?» получает ответ «там революции происходят. Но вы не расстраивайтесь, мы эти революции вам объясним. Когда-нибудь».
Гы.

(no subject)

И тут я прочел: "По мнению ряда психологов, живучесть креационизма отчасти связана с врожденными особенностями человеческой психики. В частности, людям, особенно в детстве, свойственна так называемая «неупорядоченная телеология» — склонность приписывать некую изначальную цель всем объектам окружающего мира (тучи существуют, чтобы шел дождик, а львы — чтобы смотреть на них в зоопарке)".
Вы долго будете смеяться, вчера мы эту тему обсуждали с другом Гаврилой. Возвращаю автору цитатой из Гаврилы:
"Живучесть дарвиновской теории объясняется особенностями подростковой психики. Большинство мальчиков познакомилось в дарвиновской теорией в тот отрезок жизни, когда они начали интересоваться девочками. У них возник импринтинг, и отказ от дарвиновской теории - это все равно, что добровольная кастрация".
Ненавижу доморощенных психологов, даже тех их них, что получил профильное образование.

(no subject)

Идиотский вопрос. Кто-нибудь пытался скрестить шимпанзе с гориллой или скажем любого из них с орагнутангом? И если да, то что получилось?